MEMORIA

17.07.2019

 

Умер Сергей Дмитриевич Воронин (4 января 1953 – 17 июля 2019), исследователь творчества Андрея Белого, историк, архивист, член Союза литераторов России, специалист по литературным архивам российского зарубежья, автор работ об А. Белом, Н. Евреинове и др. Окончил в 1977 году МГИАИ, работал в Центральном государственном архиве литературы и искусства, Институте мировой литературы АН. Преподавал в Российском государственном гуманитарном университете: читал курсы по литературным архивам писателей российской эмиграции и архивоведению, кандидат филологических наук. Руководил издательством «Река времён». В начале 2000-х избирался членом правления Союза литераторов, по представлению Союза литераторов номинировался на звание «Выдающийся деятель культуры и искусства России» и был Государственным стипендиатом 2001–2003 гг. Автор нескольких книг. В 2013 году в городе Железнодорожном, где расположен Музей А. Белого, Сергею Воронину вручили премию Андрея Белого за книгу «Люблю тебя нежно…». Письма Андрея Белого к матери 1899-1922», Москва, 2013».

С.Д. Воронин был постоянным автором альманаха «Словесность» и газеты «МОЛ». В память об уникальном исследователе и замечательном человеке помещаем отрывок одной из его публикаций в альманахе «Словесность».

 

Сергей ВОРОНИН

 

Решение уехать и пожить какое-то время за границей окончательно укоренилось в сознании Андрея Белого в июле 1910 г., когда он приехал к своей будущей жене Асе Тургеневой в село Боголюбы, что под городом Луцком Волынской губернии, где она проживала с матерью Софьей Николаевной Кампиони в имении отчима В.К. Кампиони, служившего в тех местах лесничим. Ася согласилась стать женой Белого, но твердо заявила, что венчаться церковным браком не будет. Александра Дмитриевна Бугаева (мать писателя) не была человеком церковным, поэтому на этот счет долго не переживала. Близкие и друзья были потрясены, но вели себя сдержанно.

В биографических материалах А. Белый ничего не пишет о том, как складывались взаимоотношения матери с будущей его женой. Но судя по нескольким скупым фразам, можно предположить, что выстраивались они довольно сложно, и Александра Дмитриевна долгое время не могла принять ее как жену сына.

Наконец, день отъезда пришел, и 26 ноября “<…> мы поехали на вокзал <…> с нашими матерями, ближайшими друзьями и родственниками Тургеневых; но на перрон неожиданно явились многие “мусагетцы” и даже “почтенные” личности из независимых: маленький, клокочущий, дружески возбужденный М.О. Гершензон, в барашковой шапочке, и Н.А. Бердяев с пуком красных роз, поднесенных Асе, проводили нас, как новобрачных“. Первая весточка от путешественников пришла к Александре Дмитриевне уже из Вязьмы. С этого времени в письмах А. Белого к матери встречаются приписки, сделанные рукой Аси Тургеневой. В дорогу А. Белый взял с собой “Итальянское путешествие” Гёте. Спустя много лет он напишет “Итальянские впечатления Гёте ввели меня в Италию и Сицилию… Через него я своими глазами увидел Сицилию”. Без сомнения, он знал о знаменитых русских путешественниках, посетивших Италию до него в XIX в. Его предшественниками были Ф.И. Тютчев, Н.В. Гоголь, Е.А. Боратынский, И.С. Тургенев, Ал. Иванов и др., но Белый, и это очевидно, предпочитает иную культурную традицию, восходящую к Гёте. У Белого не было определенного маршрута путешествия по Италии, но была конечная цель – городок Палермо на Сицилии. Предполагалось, что здесь в тишине и уединении он проживет длительное время и будет работать над второй частью романа “Серебряный Голубь”. Один за другим, как в кинематографе, промелькнули города: Варшава, Вена, Венеция, Рим, Неаполь. Только в Венеции они задержались на сутки.” Помню, как встала из моря Венеция стаями дальних домов, открывающих пунцовые и золотые огромные очи; на нас поглядела очами; и к нам приплывала домами; втянула в вокзал, переполненный гомоном, рыком и свистом. На осмотр других городов были отведены считанные часы. Путешественников неудержимо влечет к себе Сицилия. Добравшись до Палермо, Белый с женой останавливаются в “Hotel des Palmes”, хозяин которого, месье Рагуза, был знаком с Р. Вагнером и Мопассаном, которые в свое время жили в этой гостинице.

 

 

Палермо, 17 декабря 1910 г.

 

Дорогая, милая мама!

 

Приехали благополучно. Страшно устали. Промелькнула быстро неприятная Вена, там – ночевали; осмотрели два готических старых собора (Св. Стефана и Potyr-Kirche); утром рано уехали на Венецию; сразу за Веной начались дикие горы, как в Тироле: стало холодно, грозно, туманно; на одной станции вышли гулять; весь день тянулись горы; вечером очутились в Италии; стало тепло; а когда блеснуло по обеим сторонам поезда бирюзовое, освещенное луной сквозь туман Адриатическое море, то стало радостно; показались огни Венеции.

Скоро мы закачались в гондоле; остановились в отеле “Виктория”; открыли окно и любовались долго картиной из окна; в Венеции пробыли сутки; осматривали Св. Марка, катались, а вечером уехали по направлению к Риму; ночью проехали Флоренцию, а утром замелькали дикие холмы Кампаньи; в девять часов приехали в Рим; не останавливаясь, поехали дальше к Неаполю. Лил дождь, пошли опять горы, покрытые оливками; и вот перед Неаполем замелькали апельсиновые рощи с золотыми, желтыми и зелеными апельсинами, показался Неаполь; в Неаполе пробыли всего два часа; успели поблуждать по улицам: (чуть не заблудились); в Неаполе уже идет восточный стиль (дома с плоскими крышами, мавританского стиля постройки); заходящее солнце осветило поразительно пеструю картину; в 8 часов приехали на пароход “Гарибальди”; в 11 часов тронулись в море; прошел Везувий, покрытый тучами, вышли из залива; пароход стало покачивать; я безумно обрадовался морю; мы с Асей долго ходили по верхней палубе. Асе стало не совсем хорошо от моря; я же долго, долго стоял у носа парохода, около которого разбивались волны. От моря не страдал. Утром приехали в Палермо: место изумительное; море бирюзовое, тихое, нежное; город небольшой, кругом – апельсинные рощи, кипарисы и поля кактусов; цветут громадные розы, жонкили и прелестные цветы; на улицах пальмы. Остановились в “Hotel des Palmes”с прекрасным садом; в саду рододендроны, большие пальмы, апельсины, лианы и кактусы в несколько саженей роста.

Все зеленеет; много цветов; зелень почти тропическая, днем не менее 17 градусов. Ходим в одних плащах, устали; но уже были на море. В нашем “Hotel”e Вагнер докончил “Парсифаля”. Не могу писать. Все хорошо и радостно; Ася – милая, милая, милая. Сейчас спать. Комнаты наши рядом; а рядом с нами веранда, спускающаяся в сад. Здесь пробудем еще дней пять, а пока приискиваем помещение поблизости от Палермо.

Целую, целую. Пока адрес: Palermo, Hotel des Palme. № 92.

Целую, милая мамочка. Боря.

Тетю Катю целую. Комары кусаются здесь. Сегодня сидели в морском песке и собирали раковины.

Please reload

Избранные публикации

Литературное шоу «Навстречу Всемирным дням поэзии»

16.03.2016

1/1
Please reload

Недавние публикации
Please reload

Архив
Please reload

© 2016 Московская организация литераторов Союза литераторов РФ