• Союз Литераторов

Читаем «ПРЕОДОЛЕНИЕ»


Поздравляем Людмилу Дмитриевну Серову с выходом очередной книги. На этот раз это сборник «Преодоление» (2022, М., 156 с.), в который вошли стихи и воспоминания.

Людмила Серова (Нестругина) окончила факультет иностранных языков Московского пединститута. С 1976 года – член лито при писательской организации в г. Орле. С 1994 г. – член Союза литераторов России. После переезда в Москву несколько лет работала в Государственном музее В.В. Маяковского.

К 70-летию Победы была издана книга Л.Серовой «Отцовский пиджак».

15 сборников Л. Серовой были изданы в Орле, Туле, Москве, Шатуре и других городах. Творчество поэтессы отмечено пронзительной чистотой зрения и тихой жалостью ко всему живому на земле. Ее стихи идут не от умозрительности, они выражают пережитое, высказывают свое заветное. И то, что они написаны живым трепетным словом, говорит об активности жизненной позиции автора. Людмила Дмитриевна Серова Государственный стипендиат в номинации «Выдающийся деятель культуры и искусства России». Предлагаем познакомиться с новой книгой Л. Серовой на нашем сайте в разделе Регионы. Московская область.

А читателям раздела ХРОНИКА предлагаем познакомиться с главой из книги «Преодоление».


Преодоление
.pdf
Download PDF • 1.97MB

Людмила Серова

Глазами смотрителя музея Маяковского


Я – смотритель. Наблюдаю за посетителями музея, охраняю находящиеся в моем зале экспонаты от неловкого соприкосновения с ними шустрых любителей потрогать предметы, связанные с именем великого поэта, запрещаю фотографировать при отсутствии необходимого билета и успеваю для себя заметить по одежде, разговору, манере поведения к какому слою общества, нации относятся наши гости. Они, в свою очередь, пристально изучая экспозицию зала, не забывают взглянуть и на меня и дать мысленную оценку моему внешнему виду и возрасту. Некоторые из них задают мне вопросы, надеясь удлинить цепочку своих знаний о Маяковском или вспомнить давно позабытые о нем сведения. В калейдоскопе памяти яркими узорами высвечиваются люди с особенной привязанностью к литературному гению. Я не забуду взгляда влажных от слез глаз девушки. Он был устремлен вглубь «комнатенки-лодочки», где на 11 кв. м. в течение 11 лет находился Маяковский. Ее наивная умоляющая просьба посидеть на его старом диване, с запахом конского волоса, казалась странной и немного смешной. Однако подобные просьбы дотронуться до камина с резными узорами, опершись на который читал свои стихи поэт в присутствии гостей; до пола, по которому с поэтическими заготовками в голове ступал он, а затем лежал с прострелянным сердцем, поступали и поступают нередко от других эмоциональных посетителей. Что это – особая дань поклонения любимому автору нестареющих стихотворений или желание подпитать себя воображаемой энергией человека, прославившего своим даром Россию?

А вот и правнук И.И. Морчадзе, который был одним из организаторов побега политкаторжанок из Новинской тюрьмы в 1909 г. Маяковского, бывшего не последним колесом в механизме этого дела, арестовали тогда на квартире жены Морчадзе Е.А. Тихомировой... Молодой человек невысокого роста с умными пытливыми глазами не без гордости называет свою фамилию и внимательно рассматривает подлинные экспонаты в комнате человека, с которым его прадед имел близкие деловые отношения. К сожалению, его довольно скудный рассказ о том событии, переданный ему из уст его бабушки не добавил ничего нового к известным мне фактам из биографии поэта... Музей погружается в тишину, когда на четвертый этаж к комнате Маяковского поднимается с гостями директор Стрижнева С.Е. На этот раз с ней режиссер театра «Эрмитаж» Н.В. Литвинов. Вероятно, замышляет сделать спектакль, связанный с именем Маяковского. Недавно ее гостем был известный космонавт Гречко. Есть что рассказать С.Е. – известному автору выпущенной в 2005 году книги «Следственное дело В.В. Маяковского», замечательной по своей достоверности ... Высокая англичанка, выражающая своим видом полноту и достаток жизни, стоит уже полчаса перед комнатой поэта. Понимая мое немое недоумение, объясняет мне на английском языке, что она запоминает все предметы, находящиеся перед ней, чтобы в своем особняке в Англии устроить комнату, подобную комнате Маяковского в память о нем. Какая достойная похвалы прихоть богатой иноземки и честь для нашего литературного наследия! Высокий, под стать Маяковскому, мужчина лет тридцати пяти – сорока жадно впитывает ауру комнаты поэта, представляя себя на его месте. Он готовится играть роль Маяковского в спектакле далеком итальянском театре. Его интересуют мельчайшие подробности в отношении одежды, внешности, быта героя пьесы. Неожиданно он задает вопрос: «А вы не встречались с Маяковским?» Какой досадный и в то же время лестный комплимент моей внешности! Впрочем, я могла бы только мечтать о такой встрече, жаль, что меня в ту пору еще не было на этом свете. Вопрос об авторах экспозиции обычный, и мне его задает красивая девушка с темными вьющимися волосами, одетая в короткое черного цвета пальто с черными брюками. Судя по акценту, – француженка. Я приподнимаюсь со стула с узорным металлическим сидением и вижу перед собой взволнованного мужчину, который своей плотной фигурой заслонил девушку и громко с дрожью в голосе, обращаясь ко мне, говорит: « Как я теперь понимаю Маяковского! Сказала «давай встречаться реже, а сама...» «О ком это? О Лили Брик? Но почему с таким гневом и ненавистью, как будто водила за нос она его, а не Маяковского?» – задаю я в недоумении вопрос себе. Оказалось, женщина, с которой он находился в любовных отношениях, решила с ним порвать, так как нашла другого, и лучшего утешителя, чем Маяковский и служителей его музея, он не мог придумать. Я объяснила француженке ситуацию, извинилась перед ней за странное поведение пострадавшего посетителя и объяснила ей, где можно узнать о создателях экспозиции... Пожалуй, впервые вижу в музее группу рослых мужчин в темных с зеленоватым отливом, длинных, почти до пола, платьях – одежде свободного покроя с выражением достоинства на иссиня-черных лицах. Это гости из далекой жаркой Африки. Некоторые из них улыбаются. Одна из таких дружественных белозубых улыбок достается мне. Гости явно торопятся. Осмотрев комнату Маяковского и экспозицию, устремляются в следующий зал путешествий. По всей видимости, эти люди относятся к высшей касте и властным структурам. Как же широко растеклась слава российского поэта! Ай да Маяковский! С моим определением «российский» не согласен посетитель из Грузии, по его мнению, следует говорить о нем как о российско-грузинском поэте. Он уверяет, что только Грузия с ее сладким виноградом, дымящими хачапури, сыром сулугуни, душистой зеленью и изобилием фруктов могла взрастить такого гиганта по росту и поэтическим способностям...

32 views0 comments

Recent Posts

See All