• Союз Литераторов

С международным днём, посвящённым русскому языку!

Учреждён ООН в 2010 году, отмечается 6 июня, в день рождения Александра Сергеевича Пушкина.

В России праздник учреждён в 2011 году в качестве российского государственного праздника.

И.Л.БАГРАТИОН-МУХРАНЕЛИ, д.ф.н., профессор ПСТГУ

Член Союза литераторов России

Второе путешествие на Кавказ. Пушкин и Грузия.

К вопросу об «утаенной любви» поэта».

1. В мае 1829 года во время путешествия в Арзрум Пушкин написал один из своих лирических шедевров «На холмах Грузии лежит ночная мгла…». В черновиках стихотворения, которое было вдвое длиннее, есть строки, заставляющие задуматься в очередной раз, кому оно посвящено: «Прошли за днями дни, сокрылось много лет. Где вы, бесценные созданья».

Считать, что стихи адресованы юной Наталии Николаевне Гончаровой, с которой поэт познакомился менее чем за несколько месяцев до путешествия на Кавказ, при всем желании сложно.

«Я твой попрежнему, тебя люблю я вновь», признается поэт. Кого? Ответ связан с одним из наиболее таинственных и спорных вопросов – с т.н. проблемой «утаенной любви» поэта.


Целый ряд исследователей-пушкинистов: Т.Г.Цявловская, П.Е.Щеголев, Б.В.Томашевский, Л.Гроссман, Я.Левкович, М.Яншин, А.Дарский, П.К.Губер, Р.Иезуитова, Е.Зенгер, А.Светелик – пытались разгадать эту тайну. Кандидатуры были самые разные. Большинство сходятся на том, как это явствует из элегий 1816-1820 гг., что поэт пережил мучительное чувство, биографические подробности которого постарался тщательно скрыть, намекая на непреодолимые препятствия на пути любящих. «Счастлив, кто в страсти сам себе Без ужаса признаться смеет». Тынянов предположил, что адресатом ранней лирики была женщина недосягаемая, вероятно, стоявшая выше юного поэта по социальному положению, и в качестве гипотезы назвал жену старшего друга – Е.А.Карамзину. Однако другие указания – ранняя смерть возлюбленной – не позволяют принять эту гипотезу: Карамзина пережила поэта.

В 1816 году в стихотворении «К Морфею» Пушкин пишет: «разлуки грустный приговор». В 1818 – «разлуки страшный приговор», 19 марта 1825 года, когда Дельвиг привозит Пушкину в Михайловское тетрадь его стихов от Всеволожского, проигранную им в свое время в карты, поэт делает правку – «разлуки вечный приговор». Ей же посвящены 22/23 сентября 1825 года стихотворения «Все в жертву памяти твоей» и «На небесах печальная луна».

Следы этой любви – повсюду. Сложность состоит в том, что географически стихи, посвященные NN, как сам Пушкин обозначил ее в «донжуанском списке» в альбоме Елизаветы Ушаковой, относятся к Царскому Селу, а также к Крыму, названному «любимым краем Эльвины». Эльвина – поэтическое имя, данное Пушкиным «милому другу» – своей «смуглой леди сонетов», своей Беатриче.

Часто Пушкин использует принцип двойного портрета. «Не пой, красавица, при мне, – обращается он к Олениной, – ты песен Грузии печальной… Напоминают мне оне <…> черты далекой, бедной девы».

Этот образ – вспомним здесь же «бедную Инезу» («Каменный гость»), «чахоточную деву» из стихотворения «Осень» – сопровождает поэта на протяжении всей жизни.

2. В «Путешествии в Арзрум» Пушкин приводит стихотворение Дмитрия Туманишвили «Весенняя песня», «Ахал агнаго сулода» «(Душа, вновь расцветающая в раю»), сопровождая его следующим текстом: «Голос песен грузинских приятен; мне перевели одну из них слово в слово; она, кажется, сложена в новейшее время; в ней есть какая-то восточная бессмыслица, имеющая свое поэтическое достоинство». Считается, что «песня эта привлекла внимание Пушкина во время его пребывания в Тбилиси» [1] . Это несомненно так, но вопрос в том, впервые ли ее слышал Пушкин в Грузии или уже был знаком с ней ранее.

Наследие Д.Туманишвили невелико – 34 стихотворения, анакреонтического типа, в жанре «мухамбази». Они распространялись в списках современниками и продолжали пользоваться популярностью долгое время спустя [2]. Туманишвили был секретарем последнего грузинского царя Георгия XII, а затем жил в эмиграции в Петербурге у одного из грузинских царевичей – Михаила, депортированного в столицу империи после присоединения Грузии. Биография Д.Туманишвили остается не выясненной до конца. Некоторые исследователи [3] считают, что поэт вернулся в Грузию, где умер в 1821 году, другие – что он похоронен в Петербурге. Большинство сходится на том, что стихотворение «Ахал агнаго» было написано в Петербурге. Мы делаем предположение, что Пушкин был знаком с этими стихами еще до приезда в Тифлис.

15 мая Пушкин пишет «На холмах Грузии». «Я снова юн и твой». Возвращение чувства, возвращение жизни, любви, обращение к возлюбленной – эти мотивы роднят стихотворение Пушкина, возникавшие ранее («Душе настало пробужденье» К*** Керн), со стихами Туманишвили – «От тебя, бессмертная, ожидаю жизни».

В черновиках пушкинского стихотворения, прочитанных С.М.Бонди, есть «новый вариант любимой Пушкиным строки Саади; ср. эпиграф к «Бахчисарайскому фонтану» и стих в последней строфе «Евгения Онегина» – «Иных уж нет, а те далече». В стихотворении «На холмах Грузии» эта строка «Иные далеко, иных уж в мире нет». То есть стихотворение имеет изнутри некий восточный колорит.

Что побудило Пушкина во время написания «Путешествия в Арзрум» в 1829-1835 годах в качестве образца грузинской поэзии привести стихотворение того типа поэзии – анакреонтики, которому он сам отдавал дань в юности, но которым перестал увлекаться к моменту написания «Путешествия»? Простым незнанием грузинских поэтов? Вряд ли.

В 1802 Евгений Болховитинов издал «Историческое изображение Грузии в политическом, церковном и учебном ее состоянии». В работе над ней приняли деятельное участие грузинские эмигранты в Петербурге – царевичи Иоанн, Баграт и Михаил, епископ Варлам Эристов, посол Гарсеван Чавчавадзе, первый секретарь посольства Георгий Авалишвили. В книге были разнообразные сведения о грузинской литературе, переводы строф Руставели и «Тамариани» Чахрухадзе, образцы народной поэзии. В 1827 году Д.Чубинов напечатал в майском номере французского журнала «Азиатский вестник» статью о поэме Руставели и др.

Еще в 1821 году в примечаниях к «Кавказскому пленнику» Пушкин писал: «Счастливый климат Грузии не вознаграждает сию прекрасную страну за все бедствия, вечно ею претерпеваемые. Песни грузинские приятны и по большей части заунывны». Поэт обнаруживает серьезное знакомство с материалами по Грузии и Кавказу, что подтверждается и мемуарами.

Следовательно, у Пушкина была своя мотивация обратиться к стихам именно Д Туманишвили. Вероятно она была связана с личными событиями, воспоминаниями петербургского периода его юности.

3. Грузинская колония в Петербурге была велика. Престиж грузинских женщин как самых красивых в мире утверждал еще любимый поэт юности Пушкина Эварист Парни: В девятой песни «Войны богов» читаем: «И в Грузию с рассветом прилетаю/Два слова: «женщина» и «красота»/Сливаются в одно и то же слово/На языке грузин; моя мечта –Остаться там, но я – в Париже снова».

Появление при дворе молодой грузинки, посещавшей Царское Село летом 1816 года вместе с матерью, не должно было пройти незамеченным. (Хотя оно и ускользнуло от внимания исследователей).

Взлелеяны в восточной неге,

На северном печальном снеге

Вы не оставили следов. (ЕО, Гл.1, ХХХ1)

Царевна Анастасия Ираклиевна Эристова-Ксанская с детьми была дочерью царя Ираклия II.Сводная сестра царевича Теймураза, жившего в Петербурге, вдова Реваза Георгиевича Эристова-Ксанского, владетельного князя Карталинии, имела тяжбусо Священным Синодом по поводу Алазанской долины — кому должны были принадлежать обширные земли, пожалованные еще византийскими императорами Эристовым-Ксанским и до присоединения Грузии считавшиеся их собственностью. Тяжба тянулась семь лет и называлась «Дело о крещении осетин» (Священный Синод и прежние владельцы оспаривализемли между Мцхета и Гори и живущих на них крестьян-осетин). В 1816 году, после возвращения армии из Парижа, Александр занялся делами внутренними. Наместником Кавказа в сентябре был назначен Ермолов. Александр выступал перед польским сеймом с обещанием конституции. Чувствовалось наступление нового времени, с новыми начальниками и администрацией. 9 марта 1816 года Царевна Анастасия Ираклиевна, «получив от Высочайшего двора позволение отправиться в Санкт-Петербург», обращается в канцелярию Главноуправляющего с просьбой определить ей «такого пристава, который бы был честный и сверх природного знал бы российский язык и службу…чтоб при сих качествах имел он и способность к врачеванию, которой мне нужен как по нездоровому состоянию моему, так и малолетних моих детей, коих беру я с собою».[4] В семейных бумагах Эристовых значится, помимо тех, кто есть в официальных генеалогических росписях – Шалвы, Бидзины, Тамары и Георгия – еще и дочь Елена [5]. Наша гипотеза состоит в том, что именно Елена Эристова могла быть той самой «утаенной любовью» Пушкина, которая время от времени упоминается в разнообразных принадлежащих поэту текстах под именем «Эльвина».

В должности сопровождающего семьи Эристовых был утвержден подполковник грузинской артиллерии князь Георгий Аматунов. Весной дорога могла проходить через Мингрелию, в порт Редут-Кале, дальше морем в Крым, оттуда в Санкт-Петербург. «Я прежде слыхал о странном памятнике влюбленного хана. К** поэтически описывала мне его, называя la fontaine des larmes. («Отрывке из письма к Д.», напечатанном вместе с поэмой «Бахчисарайский фонтан»). Не исключено, что Эльвина узнала легенду о грузинке – возлюбленной хана, в дороге. Так что Фонтану Бахчисарайского дворца в 1820 г. Пушкин приносит в дар Две розы. Это не только героини «Бахчисарайского фонтана» Мария и Зарема. Но еще Рассказ Эльвины и его собственная поэма.

Путь через Крым был безопасней, чем через Астрахань или Чечню. Вероятно, по дороге Анастасия Ираклиевна заехала в Воронеж к брату царевичу Парнаозу, женатому, кстати, на Анне Георгиевне Эристовой. Он, после попытки мятежа в Грузии, был сослан в Россию без права выезда. Могла взять с собой представить ко двору одну из его дочерей, 16-летнюю Екатерину (1800-1819). Путешествия в то время были не часты. Дорога от Тифлиса до Петербурга занимала два, два с половиной месяца. Турция продолжала оставаться врагом Российской империи и традиционно, в течение многих веков — Грузии. Примерно в это же время херсонский военный губернатор граф Ланжерон отправляет к берегам Мингрелии военные суда и орудия, ранее — отдает распоряжения о закупке провианта. Секретные донесения свидетельствуют, что оба государства, Россия и Турция, продолжают оставаться начеку [6]. Поездка могла быть связана с желанием повлиять на исход судебного дела, и среди свиты, домочадцев и челяди, возможно, находилась молодая царевна/княжна, сверстница лицеиста Пушкина.

Церковь Екатерининского дворца, куда лицеисты ходили к службе, была общей дворцовой домовой церковью, где и можно было видеть фрейлин, дежуривших во дворце, и тех, кто посещал двор. 18 мая 1816 года, в день Вознесения, могла состояться первая встреча. Этой датой 18 мая – будет в дальнейшем помечен ряд произведений любовной лирики Пушкина.

В стихотворении «Иностранке», написанном в 1822 году, говорится: «на языке, тебе невнятном, стихи прощальные пишу». Через два года на первом листе тетради № 2371 будут вписаны дата 18/19 мая 1824 года и помета «Гр.». Эту помету расшифровывали как «гречанке», мы же предлагаем читать «грузинке».

Непреодолимая пропасть между поэтом и возлюбленной, о которой говорит поэт в стихах, возможно, связана не только с тем, что она – царской крови. Случай, произошедший летом 1816 года, покрыл позором репутацию молодого лицеиста. Пушкин ошибочно пытался в темноте поцеловать в коридоре Екатерининского дворца даму, но она оказалась княжной В.М. Волконской, престарелой камер-фрейлиной имп. Елизаветы Алексеевны и сестрой генерал-адъютанта начальника Главного штаба П.М. Волконского. Последний жаловался на Пушкина императору. «Береги честь смолоду» напишет он спустя два десятилетия в «Капитанской дочке».

«Но прежних сердца ран, Глубоких ран любви, ничто не излечило…», будет признаваться поэт.

Датой 19 мая 1828 года помечено стихотворение «Воспоминание» («Когда для смертного умолкнет шумный день»); в черновиках Пушкин рисует «две тени милые, две данные судьбой Мне ангела во дни былые». Эти два ангела – рано умершие Амалия Ризнич и Эльвина.

4. Прочитав черновики стихотворения «На холмах Грузии…» С.М.Бонди обнаружил еще две завершенные отделанные строфы. Знакомое восьмистишие имело первую и четвертую строфу, от которых Пушкин при публикации отказался. Транскрипция расшифровки, приведенная исследователем, позволяет заглянуть в творческую лабораторию поэта и дает некоторые основания вернуться к проблеме т.н. «утаенной любви» Пушкина. Стихотворение «Все тихо. На Кавказ идет ночная мгла» - варианте «На холмах Грузии» заканчивается такими строками:

Я твой по-прежнему, тебя люблю я вновь.

И без надежд, и без желаний,

Как пламень жертвенный, чиста моя любовь

И нежность девственных мечтаний.

Пушкин делает это признание во время путешествия из Георгиевска в Тифлис, накануне женитьбы, во всяком случае не получив явного отказа в руке Н.Н.Гончаровой. Сразу после сватовства он отправляется в путешествие в Эрзрум, на Кавказ, в Грузию. Стихи эти он пишет за несколько дней до своего дня рождения, по крайней мере дата под стихотворением говорит в пользу этого. Правда, нужно заметить, что часто даты под стихотворениями означают не время написания, а время события, вызвавшего то или иное поэтическое чувство.

В черновиках есть и такие строки:

Прошли за днями дни, Сокрылось много лет.

Где вы, бесценные созданья?

Иные далеко, иных уж в мире нет –

Со мной одни воспоминанья.

Это признание – в одном ряду с таким лирическим шедевром Пушкина, как «Не пой красавица при мне» 1827 года, обращенному к Олениной. «Напоминают мне оне черты далекой, бедной девы».

Накануне женитьбы поэт прощался с юностью.

Одна из целей путешествия – посетить могилу возлюбленной, Елены Эристовой.

«Придет ужасный час… твои небесны очи

Покроются, мой друг, туманом вечной ночи,

Молчанье вечное твои сомкнет уста,

Ты навсегда сойдешь в те мрачные места,

Где прадедов твоих почиют мощи хладны.

Но я, дотоле твой поклонник безотрадный,

В обитель скорбную сойду я за тобой

И сяду близ тебя, печальный и немой,

У милых ног твоих – себе их на колена

Сложу – и буду ждать печально… но чего?

Чтоб силою……….. мечтанья моего

1823.

Перед женитьбой Пушкин отправился на Кавказ и в Арзрум не только повидать близких друзей или увидеть войну своими глазами. Во время второй поездки на Кавказ в 1829 году Пушкин посещает усыпальницу Эристовых близ крепости Ананури. Он выходит один из Пасанаура и идет пешком. «Я дошел до Ананура, не чувствуя усталости. Лошади мои не приходили». Скупость новаторской прозы позднего Пушкина оттеняется лирикой, которая становится более пространным комментарием его кавказского путешествия. Точность пейзажа – «шумит Арагва предо мною» – не оставляет сомнений. В Ананури находится фамильная усыпальница Эристовых-Арагвинских.

Пушкин печатал стихотворение «На холмах Грузии» под названием «Отрывок». Вероятно оно могло войти в какой-то более крупный замысел. Позднейшее упоминание об этом – в записях 1835 года под условным названием Prologue по-русски и по-французски. «Я посетил твою могилу. Там тесно… Иду на поклонение в Баболово». Т.Цявловская считает, что поэт имеет в виду могилу не Дельвига, а безымянной возлюбленной, к которой, добавим, обращены строки «На холмах Грузии». Т.Г.Цявловская и М.Мурьянов считают, что «Я посетил твою могилу. Там тесно». – план какой-то большой вещи, возможно поэмы. «Возлюбленная тень» сопровождает творчество поэта с юности до последнего года жизни. Ей мы обязаны появлению удивительных стихов.

«Печаль моя полна тобой, одной тобою».

Примечания.

1.М.Горгидзе. Грузины в Петербурге. Тбилиси, «Мерани», 1976, С.122.

2. Проф. Д.Чубинашвили включил это стихотворение Д. Туманишвили в «Грузинскую хрестоматию», изданную в Петербурге в 1846 и 1863 годах, а Олтвер Уордроп перевел на английский язык и поместил в своей книге «Грузинский язык и литература».

3.См. Г.Леонидзе «Картули мцерлоба», Тб. 1929, № 8-9; К.Дондуа. Сб. Пушкин в мировой литературе, Л, 1926, С.200; Л.Модзалевский и В.Дондуа. Временник пушкинской комиссии № 2, М.-Л., 1936, С.297-301;

А.Хаханов. Очерки по истории грузинской словесности. Вып. 3, М., 1901, С.229; М.Горгидзе. Грузины в Петербурге… С.122-123.

4. ЦГИА Грузии (Главноуправляющий в Грузии), оп. 1, ед.хр. 536, лл. 11 и 11об.

5.Личный архив князей Мачабели.

6. Интересные материалы содержатся в секретной переписке графа Ланжерона, Херсонского военного губернатора с морским министром: «Милостивый государь Николай Федорович! В исполнение почтеннейшего отношения Вашего Высокопревосходительства № 25 9-го числа сего месяца полученного мною: я немедленно отнесся к Вице-Адмиралу Языкову, который уведомил меня, что он с нарочным курьером предписал Севастопольскому флотскому начальнику Вице-Адмиралу Гамму вооружить для крейсирования у берегов Абхазии, Мингрелии, Гурии потребное число военных судов./ Я также предписал Севастопольскому Коменданту отправлять на тех Судах в крепость Св. Николая 6-ть орудии четыре 24-ем и два 18-м со всею принадлежностью при офицере из тамошнего гарнизона, с положенным числом нижних чинов, и двойным количеством зарядов против штатного положения, в рассуждении войск, то по настоянию оных в начальстве моем не мог нискольку отрядить для десанту. При сем считаю нужным уведомить Милостивого Государя, что от Посланника Нашего, проживающего в Константинополе, ничего не известно о приготовлении турков к военным действиям, также разные негоцианты в Одессе получают часто письма оттуда, но не подтверждают о таком их предприятии. / С чувством особенного Глубочайшего почтения и совершеннейшей преданности имею честь быть Милостивого Государя Вашего превосходительства покорнейшим слуга / граф Александр Ланжерон». ЦГИА Грузии ф.2, оп.1, ед.хр. 536, лл. 44 и 44 об.

3 views0 comments

Recent Posts

See All