ДУХОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА

АЛЕКСАНДРА МИРОНОВА

искусствовед, кандидат наук. Окончила факультет истории искусства РГГУ (Российский государственный гуманитарный университет). Занимается изучением культуры Древнего Египта, преподает в вузе. Автор ряда научных статей; стихи публиковались в альманахах «Словесность», газете «МОЛ», журнале «Студенческий меридиан». Лауреат поэтического конкурса «Место

встречи» (Москва, 2011 г.), лауреат молодежного

творческого конкурса «Секретное задание» (Москва,

2011 г.). Член Союза литераторов РФ. Государственный

стипендиат в номинации «Молодой талантливый

автор России».

ЭРА ВЕСНЫ

Книжная серия «Визитная карточка литератора

 

                      Посвящаю эту книгу моим родным

 
КАИР

Аромат египетской мяты

Наполняет каирский сад

И, одетые в бурые латы,

Пальмы зеленью в небе парят.

Пелена усыпляющей пыли

Обволакивает пространство,

Утомлённо раскинув крылья,

Воздух чахнет в кальянном трансе.

Вдруг повеяло свежестью Нила,

Под мостом зашуршала вода,

Пряный ветер с ленивой силой

Увлекает речные суда.

2006

 

ПРАЗДНИК ОПЕТ*

Покинув лоно Карнака,

Под гимн вдохновенный певцов

В поход с Амоновой баркой

Вступают двенадцать жрецов.

По берегу Нила разлито

Созвездье гранитных капелл,

Где бога встречает молитва,

Творимая свитой у стен.

Всенощный дым фимиама

Возносит притихший мир

И гонит хаос упрямо,

Готовя жертвенный пир.

Владыка благой ритуала,

Царь к богу смиренно идёт,

Чтоб жизни святые начала

Принять на себя за народ.

В часы ожиданья немого

Бдит стража у верных дверей,

Доколе не явится снова

Флотилия гордых огней.

Плывёт по реке в половодье,

Неся долгожданный рассвет,

Бог солнца, войны, плодородья,

Пристрастный податель побед.

Вернувшись в покои Карнака,

С хвалебным гимном певцов

В капеллу с Амоновой баркой

Вступают двенадцать жрецов.

2006

__________

* Древнеегипетский праздник Опет отмечался в Фивах начиная с XV в. до н.э. Праздник был направлен на возрождение сил верховного бога Египта Амона-Ра. Во время праздника жрецы переносили барку со статуей бога из храма Карнака в храм Луксора и обратно.

 

ВЫПУСКНИЦА

Прошло студенческое время,

Свои сокровища раздав,

Теперь страшимся перемены,

Прыжка в чужие поезда...

В экзамены вливали силы,

Дрожа у запертых дверей,

И феном мы носки сушили,

Отведав северных дождей.

Мы жили бодро, как будильник,

Выспрашивали, как Сократ,

Себя кудесниками мнили,

Когда хвалили наш доклад.

Ученье было нам турниром:

Сегодня выиграл, завтра — пас.

Каир, Абрамцево, Владимир —

Неисчерпаемый рассказ...

Те годы светятся огнями

В моём начертанном пути.

Взмывает шарик с голубями

И криком радостным: «Лети!»

2007, 2013

 
СНЫ

Листопад неразборчивых слов

Закружится в простом разговоре,

Миражи неразгаданных снов

Явь у жизни лукаво оспорят.

Тихо дремлет в пещере Орфей,

Сберегая лохматое стадо,

И покой, как желанный трофей,

Обретают в ручьях наяды.

Чей-то голос знакомый звучит,

Будто ждёт от меня ответа,

Но невольна я в цепкой ночи,

Боязлива без лунного света.

То теряю, то вновь нахожу

Караван бедуинов надежды,

То ль слеза, то ли страх на бегу

От обрыва меня удержат…

Пробужденье — и уличный шум

Заливает всполохи мифа,

И потоки разбуженных дум

Снова чертят чудные грифы.

2008

 
ИТАЛЬЯНСКИЕ МОТИВЫ

Заплываю в лагуны Венеции

В лучезарной гондоле Гварди.

Приручив галереи Флоренции,

Ухожу к колизейской ограде.

Забредаю в дворцы Каналетто,

Где снуют вереницы масок.

Выбегаю из мглы Тинторетто

На простор веронезовских* красок.

На плафоне клубится небо,

А на стенах и море, и ветер.

Лихо волны схватив за гребни,

Веселятся боги, как дети.

И отдельно от всей суеты

В заповедной нише собора

Пребывает образ Пьеты**,

Сокровенный для праздного взора.

2008

___________

* Франческо Гварди (1712—1793), Джованни Антонио Каналетто (1697—1768), Якопо Тинторетто (1518—1594), Паоло Веронезе (1528—1588) — итальянские художники.

** Пьета (от итал. pietà — «жалость») — оплакивание Христа, скульптура Микеланджело с изображением мёртвого Христа, лежащего на коленях Богоматери.

 

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

Мой день родной пришел опять,

Его раздумчиво встречала:

Не повернуть мне время вспять,

Не отыграть всю жизнь с начала.

Сбылись ли смелые мечты,

Иль боязливость их размыла?

Прямое делаешь витым,

Чтобы затем искать перила.

Всегда тянуть себя наверх,

Служить, как Марфа и Мария,

Ошибки — будущий успех, —

Как заклинанье повторила…

Приободрись! Уж торт несут,

И здравицы летят в бокалы.

Хотя б на несколько минут

Оставим счастье без забрала.

2008, 2013

 

* * *

Чувства ранимые,

Как не милы вы мне

В неосторожных словах!

Мысль печальная

Рвётся ко мне, но я

Не допускаю её.

Стих неизвестный

Бродит, и вместе

С ним просижу до утра.

2008

ВЕСНА

Сиреневой талой водой

Разливается пышное озеро,

И ветер кружится юлой,

В облаках намечая прорези.

Гудит от волненья камыш,

Запах тюльпанов вьётся,

И, как озорной малыш,

Лучи разбросало солнце.

2009

 

МАЙ

Куст сирени летит фейерверком

В день рожденья сестры моей,

И проворно взбегает по векам

Майский воздух дачных полей.

Мотыльки всё зовут хороводить,

Чтобы с нами дружбу свести,

Из укромных своих угодий

Пробирается ёжик-лесник.

Вишни нежно сияют девичеством,

Белый нимб из цветов сотворяя,

Превращаясь в лучах электрических

Во врата светозарного рая.

Мы сидим, друг к другу прижавшись,

Ненадолго уйдя от забот,

Отдавая звуки уставшие

Молчаливым страницам нот.

Листья ландышей наши секреты

Прячут верно. Ликует сныть.

Как хочу я в преддверии лета

Удержать бесконечность весны!

2009

 

МЕТРО

Мне странно думать иногда

Об одиночестве в толпе,

Что кем-то сказанное «да!»

Мелькнёт, как жалобный напев.

Прижав к дверям прыгучим пальцы,

Уходишь взглядом в пустоту,

Всплывает вдруг «НЕ ПРИСЛОНЯТЬСЯ!» —

И вновь ты ввергнут в суету.

Втекают лица безымянно

В утробы алчных поездов,

И чей-то кашель оловянный

Гудит на тысячи ладов.

Любезный ворот незнакомца

Приник к вагонному стеклу,

Порхает музыка без солнца

На перевалочном балу…

В бег устремляется ходьба —

Из года в год один рефрен, —

Но каждому своя судьба,

Свой образ в Книге Перемен.

2009

 

ЦЕРКВИ ПСКОВА

Фрески светлые клеверным лугом

Укрывают стены церковные,

И святые стоят полукругом,

Совершая молитву безмолвно.

Мерный плач покаяния теплится

Пред иконами в масле лампадном,

В голосник*, словно в узкую кельицу,

Псковский звук залетает монадой.

Чёрный купол чугунною чашею

Сберегает тайны причастия,

Грузный змий Откровения страшного

Покоряется ангельской власти.

Осиянные кружева красок

Серебрятся в смиренном молчании,

Будто ивовы листья, ласково

Озаряя гимн величальный.

2009

__________

* Голосник — ед. ч. от голосники — небольшие керамические сосуды, заложенные в стены и своды здания и обращенные своими отверстиями внутрь помещения. Служат для усиления резонанса или для облегчения свода.

 

УТРЕННЯЯ ПРОБЕЖКА

Пробегая по лужам холодным,

Я ныряю в их отражения,

Обращаясь в корабль подводный,

Изучаю ветвей положения.

Глубина бесконечная тянет

За собою небо тоскливое

И снимает с прохожего втайне

Капюшон суеты болтливой.

Пузыри дождевые топорщатся

На пруду кожурою крыжовенной,

И земля под ногами морщится,

Зашивая следы обнажённые…

Поминутно пар выдыхая,

Продолжаю свой бег по аллее,

А деревья, сцепляясь верхами,

Создают для меня пропилеи*!

2009

__________

* Пропилéи (др.-греч. προπύλαιον – преддверие, вход) – парадный проход, проезд, образованный симметричными портиками и колоннадами, расположенными по оси движения.

 

МУЗЫКА ПЕТЕРБУРГА

Опечаленный, влажный и длинный,

Петербург распластался на камне,

И проспекты железными клиньями

В переулки врезаются пламенно.

Твёрдый шаг колоннады собора

Налагает печати времени;

То не площади римской узоры —

То молчанье Египта в стремени.

Летний сад белокаменной вазой

Вырастает средь хвороста улиц,

Вздохи грустной, волнующей фразы

В перелески ограды влюбятся.

Отраженья мостов будоражат

Нерушимый покой каналов,

Переливы флейты коллажем

Украшают раздумья причалов.

Бесконечные линии судеб

Собираются в шпиль колокольни,

Дождевыми потоками люди

Омывают град своевольный.

2009

 

НЕСОСТОЯВШИЙСЯ РОМАН

Не пойму, почему

Так угрюма душа

И корябают слёзы глаза, —

Может быть, потому,

Что я к радуге шла,

А меня поджидала гроза.

Отворила я клапан

Эмоций немых,

За бесценок их в письма вливая,

Но попала я в залпы

Объятий слепых

И сама себе стала чужая.

И в отместку за то

Меня сон невзлюбил,

Уступив силуэту в костюме;

Но зачем мне авто,

Если образ не мил,

А в беседе — вязкость изюма?..

Выползаю из тины

На берег родной,

Разрубая липкие путы;

Возродится из глины

Мой облик былой,

Я опять терпеливый путник.

2010

 

ВЕСЕННИЙ ВЕЧЕР

Окончен день,

И моет стёкла

Невидимый апрельский дождь,

И скачет тень

По стенам блёклым,

Следя за мной, как древний вождь.

Ныряет сон

Под край подушки,

На шторы бабочки летят.

Загадок полн

Союз игрушек,

Былинами диван объят.

Сомкну глаза —

И шум растает,

Вновь начинаю странный путь.

Нельзя назад.

В поток врастая,

Весны разгадываю суть.

2010

 

* * *

Я мыслями водила по руке,

Казавшейся такой родной и нежной,

Но мы сошлись в разлатом тупике

И в одиночестве небрежном.

Как неприметно наш порыв остыл

И растворилась накипь обольщенья!

Не укрепились шаткие мосты,

Наскучили ночные бденья.

Мы утомились от чужих ролей,

Играя то загадку, то комету;

Звучали откровения больней,

И чувства уползали в клетку.

Давай вернёмся к дружеской волне,

Не будем прятаться за маски.

Я отхожу в свободной тишине

Без прежней тягостной опаски.

2010

 

ОБРАЗЫ ДЕТСТВА

Крестики-нолики,

Классики, ролики —

Детство ушло навсегда.

Воздух весенний,

Дышавший весельем,

Счастьем дразнил тогда.

Физика, лирика,

Муки эмпирика,

Слёзы и радость ручьем.

Книги, наклейки,

Жизнь по линейке,

Шумные игры с мячом.

В ноты одетое

Платье концертное,

Шуберт, Бетховен, Лист.

Милы и зримы,

Мечты-пилигримы,

Вы от забвенья спаслись!

2010

 

РАЗГОВОР С ПРИЯТЕЛЕМ

Взгляд светофора —

Прохожих мельканье,

Снег под ногами хрустит неприкаянно.

Разные судьбы,

Знакомые лица

Я различаю в подземной столице.

Говорим обо всём,

Говорим в унисон,

Но не я задаю разговору тон.

Почему пустота

И гармонии нет?

Тишину заболтали – вот и ответ.

Катится слово

Бездумно и лихо,

Маются мысли в бессвязной шумихе…

Миг расставанья,

А в сердце заныло:

Ну почему ты себе изменила?

2010

 

ВОСПИТАТЕЛЬ

Расплывается солнце по шторам,

И вплетаются тени в ковёр,

Детский плач проникает в поры,

Я испуганных мыслей сапёр.

Вереница криков, капризов,

Разноликий жгучий протест,

Взгляд разлуки слезами зализан,

И опять тишина – Эверест.

Перестану метаться картечью

Лишь дотронусь до маленьких рук

И прижму боязливые плечи,

Превращаясь в спасательный круг.

На колени взбирается рьяно

Прирученный упрямый герой,

Я на время стану поляной,

Где хлопочет пчелиный рой.

Вот хватают ладошки, как в сети,

Вечно юный муляж-апельсин,

И восторг бередит междометья –

Что за чудный фрукт-исполин!..

Солнце тихо голубит волосы,

Выплетая венок золотой,

Малыши, мои нежные лотосы,

Заселяют нежданный покой.

2010

 

В ОЖИДАНИИ ЛЕТА

Шелестит мой парус светлый

Посреди ветров колючих

И разламывает петли

Водяных кругов ползучих.

Чёрный камень преткновенья

Закопаю в глубь морскую,

Чтобы голос откровенья

Озарил среду мирскую.

Загадаю на ресницу

Потаённое желанье,

Улетит оно жар-птицей,

Оставляя ожиданья.

Свешу ноги беззаботно

За борт маленького судна,

Чайка бдительным пилотом

Замелькает над запрудой.

Опущу свой парус быстрый,

Стану гаванью раздумий,

Звук египетского систра*

Меня выманит из трюма.

Синева лучистой ряби

Неустанно ловит вёсла,

И текут в небесной хляби

Лики песенного Плёса.

2010

__________

* Систр (лат. sistrum) – музыкальный инструмент типа погремушки в виде рамки с металлическими стержнями, тарелочками, колокольчиками. Из Древнего Египта попал в Шумер, Древнюю Грецию, Древний Рим.

 

* * *

                           Служите друг другу, каждый тем

                           даром, какой получил, как добрые

                           домостроители многоразличной

                           благодати Божией.

                                                      1-е Петра 4:10

А жизнь идёт,

Она не ждёт

Твоих похвал или уныний.

Она идёт

Всегда вперёд —

И на ладонях танцы линий.

Полёт крутой

Иль шаг пустой,

Помочь или проехать мимо,

Взбираться ввысь,

Спускаться вниз —

Всё выбор душ неутомимых.

Ты на посту,

Ты на мосту

Между былым и настоящим.

Ты не один,

Ты Божий сын,

Веди на свет во тьме ходящих.

Не предавай,

Не продавай

Своих талантов драгоценных,

И не ропщи —

Дерзай, взыщи

Любви отважной, стойкой, цельной.

2010

 

АВСТРАЛИЯ

Тот лес подмосковный, что детством пропах,

Мне снился в Австралии жаркой,

Туда улетала в упрямых мечтах

Никем не оплаченной маркой.

Меня всё хотел приручить эвкалипт,

Но в памяти – горки да ели,

Я думала, жизнь не идёт – семенит,

Бесцельно считая недели.

Гудел океан, словно фивский колосс,

Над пирсами чайки носились,

А душу терзал неутешный вопрос:

Когда мы вернёмся в Россию?..

Из чудных минут витражи наберу,

Чтоб прошлое стало милее, –

Как с воздухом бился боксёр-кенгуру,

Как нежно коалы глядели…

Тот край остролистый мне снится порой,

Туда не мечтаю вернуться,

Но абрис на карте уже не чужой:

Страницы из детства не рвутся.

2010

 

«ПОЦЕЛУЙ» ГУСТАВА КЛИМТА

Земная жизнь – как вешняя поляна,

Где прячется среди цветов змея:

Иные впечатленья бытия

Для наших душ – подобие капкана.

П етрарка, сонет XCIX

Бесконечный порыв,

Занесённый цветами,

Поцелуй на разрыв

Вырастает в цунами.

Молчаливая страсть

Из куска монолита,

Беспощадная власть

В пеленах Афродиты.

Он упрямый тиран,

Что не знает сомнений,

Он герой и титан,

Упоённый сраженьем.

Его руки – борьба,

А любовь – исступленье,

Её тело – мольба

Перед ним на коленях.

Там колдует весна,

Отдаваясь разливу,

Там поляна тесна

И дыханье ревниво.

Защемило в груди –

Тянет пропасть Лауру,

Золотые дожди

Высекают фигуру.

2010

 

ЗВУКИ МОРЯ

Ожидания встреч

Позволяют нам течь

К полноводным свиданьям с собой.

Одиночество фраз

Разбивается в час,

Когда ловит берег прибой.

Если в мыслях разброд,

Мы пускаемся вброд,

Чтобы камень редкий найти.

Если знаем свой путь,

Не посмеем свернуть —

Прорываются стены плотин.

Поднимая свой меч,

Мы стремимся сберечь

Вдохновлённый ангелом свет.

Выметая песок

Из молитвенных строк,

Обретаем просимый ответ.

2010

 

ЖЕРТВАМ ТЕРАКТА В МЕТРО 29 МАРТА 2010 ГОДА

Они случайно зашли

В вагон с судьбой роковой.

Готовилась в недрах земли

Им песня на вечный покой.

Безликие слуги войны

Стремятся к миру теней —

И взрыв посреди весны,

И адский ворох огней.

Всё сделано наверняка:

Платформы в ранах лежат,

Тревога, боль и тоска,

И красных венков каскад.

Их ждало сорок могил,

Негаснущий факел молитв.

Мерцанье подземных светил

Их лица отныне хранит.

Знакомый бессильный плач

В начале недели Страстной

Повис, как плотный кумач,

Над мученицей-страной.

Голгофа, Лубянка, метро —

История мечет круги…

И вновь многолюден перрон,

Забыты на время долги.

2010

 

DIMINUENDO ЛЕТА

Последний танец незабудок,

Над полем облачные слитки,

Велосипед летит в проулок,

Толкая ветер до калитки.

Беспечный полдень у берёзы,

Прильнувшей веткою к балкону,

Блаженно греются стрекозы

На листьях красного пиона.

Последний росчерк пёстрых линий,

Мерцают светлячки в колосьях,

Дорога пахнет тёплой глиной,

И грузный воздух ливня просит.

Снуют лучи по коже смуглой,

Бежит утёнок босоногий,

Листва запрыгала по кругу —

Сентябрь мнётся у порога.

2011

 

ОТГОЛОСКИ ЛЮБВИ

Над собой обретая волю,

Увязаю в пугающей саге

И блуждаю по минному полю,

Замирая при каждом шаге.

То блеснут лучи пониманья,

То хлестнёт сквозняк отчужденья,

И словам придавая грани,

Мы латаем пропасть сомненья.

Расставаясь, не можем проститься,

По инерции в чувства уходим,

Пробегает в глазах тигрица,

Поцелуй сжимает поводья.

На канате с маленьким шаром

Балансирую неосторожно.

Что молчишь? Мы, не ставшие парой,

Закрываем пути к бездорожью.

2011

 

ОЗЕРО ВЕЛЬЁ

Я распрощалась с талым небом

И с млечным озером Вельё.

Валдайский край – благая небыль,

Моё недолгое жильё.

Крахмалит луг туман пернатый,

Глотая дымчатый песок,

Привстали тени на пуанты,

И сумрак делает стежок.

Томится рокот безначальный

В пучках раскосых тростников,

Клокочут лодки на причале,

Несёт рыбак дневной улов.

Лениво письмена верстая,

Плывёт закат в тугой волне,

Берёзовая ночь влетает

На длинном сером скакуне.

Горит созвездие кувшинок,

Распластанное у мостков,

И воздух прянично-былинный

Раскрылся в бархатный покров.

2011

 

* * *

                 Памяти бабушки Любы

Ныли фразы во мне всё тревожней:

«Я люблю тебя!» — «Я тебя тоже!»

И не знала, с кем говорила,

И не знала, кому отвечала,

Каждый день начиналось сначала:

«Я люблю тебя!» — «Я тебя тоже!»

Провожала тебя в воскресенье

К берегам бесконечным и дивным,

А в душе обрывались ливни.

Мои слёзы судьбу не изменят…

И затихли безмолвные фразы,

Будто наш разговор подытожив,

Будто было за нас уже сказано:

«Я люблю тебя!» — «Я тебя тоже!»

2012

 

В МУЗЕЕ ТРОПИНИНА

Бренчит задумчиво капель

По мостовым в январский полдень,

Тропининская акварель

В московском переулке бродит.

Знакомый востроглазый век

Шуршит в купеческом тулупе,

Плывёт кустодиевский снег,

Подошвы по асфальту лупят.

И время обратилось вспять,

Надев шагреневую кожу,

До прошлого рукой подать,

Мы стали с ним вдруг так похожи!

Идём неспешно в поворот

Под рокот стайки голубиной,

Недоигравший Новый год

Добавил серебра в картины.

Крестьянка держит кадку роз,

Уютно вяжет кружевница,

Ямщик, оставив пыльный воз,

Заглядывает в наши лица.

По этажам кружится свет,

Влекущий в тайники Грааля,

Портреты тихо смотрят вслед,

В воспоминанья ускользая.

Молчит вальяжный клавесин,

Застыв навек в минорном ладе,

А в отражениях витрин

Гарцует музыка Вивальди!

2012

 

* * *

Из вертикали снег идёт в диагональ,

Деревья землю утыкают спицами,

Твоё лицо, забывшее печаль,

Под утро мне отчётливее снится.

Всё тот же запах держит коридор,

Всезнайка-телевизор ждёт на кухне,

Мы пьём за здравие малиновый кагор,

Не зная сроков, не тревожа слуха.

Пробег окончен, не кружит юла…

Нет, погоди! Но ты уже не слышишь,

Берёшь портфель с призывом: «Я пошла!»

Стремишься на работу, словно в Китеж.

А помнишь, как лесной июньский дождь

Дивился ландышам, что мы нарвали,

Как мы под душем унимали дрожь,

Отдав букетик вазе и роялю?

Ты помнишь наш победный дачный марш

Под звуки юные военных песен,

Как будто дедушка нам выслал свой кураж:

Живи, трудись, всегда надейся?!

Когда-нибудь мы встретимся опять

Со всеми, с кем так больно разлучились,

Накроем стол и будем вечерять

И говорить о том, что сбылось.

Пока же встану к белым парусам

И вдаль пущусь — туда, где пахнет вербой,

Доверюсь внутренним бессребреным весам,

Усилиям любви не полагая меры.

2012

 

ИЮНЬСКАЯ ПРОГУЛКА

                  Не диво ль дивное, что вертоград нам снится,

                     Где реют голуби в горячей синеве...

                                          О. Мандельштам

Свободный луч смиренным богомольцем

Идёт по травам в первозданный град.

Зарделся дуб, разглядывая солнце,

Свершают ласточки торжественный обряд.

Притихло поле, будто ждёт кого-то.

Военный тракт давно затёрт песком,

И швы былых траншей, следы пехоты,

Надёжно стянуты густым березняком.

В тепле низин сумерничают ели,

Качая в лапах тающий закат,

В дупле справляют белки новоселье,

Стрижи в малиннике согласно верещат…

Наш круг уменьшен — слёзы встрепенулись.

Сужается густая синева,

И мчится туча вспуганной косулей,

Прощально золотится нежная листва.

2013

 

МУЗЕЕВЕДЕНИЕ

Читаю лекцию студентам,

Под окнами хрустит зима,

Вхожу как будто без билета

В покои сонного ума.

Версаль, Людовики, фарфоры,

Камеи, ряд пинакотек…

Вздыхают грустно монсеньоры:

Зачем нам тот парчовый век?!

Куда милее модный гаджет,

Где рой картинок тешит взор,

Душа упрямо смеха жаждет,

Культура Ваша — злой укор!

Писать рецензию тоскливо,

«В контакте» лучше отдохнём,

И плагиат, как Чиполлино,

Растёт, умнея с каждым днём.

Пускай музей нутро щекочет,

Пусть там всё дышит и жуёт,

Там залы в виде глаз и почек,

А лестница — зубастый рот!

Что ни доклад, то клоунада,

Слова рождают винегрет.

Прошу: — Преамбулы бы надо.

— «Пре» что? — доносится в ответ.

В музее ходим вдохновенно

Среди восточной тишины,

Ведём экскурсии посменно,

Мы здесь серьёзны и равны…

Зачёт нагрянул в День студента.

Притихла стая молодцов.

Не бойтесь — я без арбалета,

Люблю всех вас, в конце концов!

2013

 

ЗИМНИЙ ВУЗ

Юркнул в щели хитрый холод,

Насмехается февраль,

Поднимаем дружно ворот,

За терпение — медаль.

Жмитесь ближе к батарее!

Мы уходим в глубь веков.

Пусть наука нас согреет,

На экране — древний Псков.

Будущие бакалавры

Кисло смотрят на часы.

Не могу почить на лаврах —

Нужно дать другой посыл.

«Отдыхайте!» — радость в лицах,

Грохот стульев, крик «ура!»

Кто-то думает о пицце...

Разлетелась детвора.

2013

 

НЕЗРИМЫЕ ДИАЛОГИ

СО СТУДЕНТАМИ

«Начнём занятие — потише!»

Забарабанил дождь по крыше,

Мои нотации излишни —

Опять как с чистого листа.

За мною пристально следят,

Пижонится весь первый ряд,

И шёпот провожает взгляд —

В лучах рентгена нахожусь.

«Вы просто славная дивчина,

И Вас бояться нет причины,

На кухне сварим капучино

И лень дремучую запьём.

Как весело во время лекций

Своими спинками тереться,

Мы лучше Ваших старых венцев —

Да посмотрите же на нас!

Нет, мы не будем Вашей свитой,

Мы гордость вуза, мы элита.

Ну, наконец, мы с Вами квиты:

Доклады наши — блеск ума.

Не нужно быть такою липкой:

Красавцам требуется скидка».

В петлице чахнет маргаритка —

Меня обворожить хотят.

«Как, всё?! Расстанемся игриво,

Нас похвалила эта дива,

Не страшен снег, не страшен ливень»…

Скучаю, в общем-то, по вам.

2013

 

НОЧЬ

Отправлю сны с моей мечтой блуждать

По тихим заводям усталого сознанья

И звёздный ковш возьму за рукоять,

Чтоб почерпнуть небесного сиянья.

Июльский дождь шаманствует в саду,

Скрепляя бережно союз луны и лилий.

Весталки-бабочки фонарный свет блюдут,

Паук сплетает яблони и сливы.

Не смеет ветер бередить покой.

Стоят деревья, собранны и строги.

И только пёс, бессменный часовой,

Отважно лает на пустой дороге.

2007, 2013

 

ЗАЧЁТ В ИСТОРИЧЕСКОМ МУЗЕЕ

В музей студентов заманила,

Зачёт — недюжинная сила.

Златник*, славянские мечи,

Рельеф с павлином из Керчи.

Пришли взъерошенные львята:

Мы есть хотим, Вы виноваты,

Что нам пришлось купить билет,

Без нас осиротел буфет!

Поймите, мы всего лишь дети

И далеко пока не метим,

А тут серьёзные князья,

И подурачиться нельзя!

Ну что ж, тогда мы будем хмыкать,

На переменках тихо хныкать,

У нас полсотни важных прав —

Почто нам кажете свой нрав?! …

Парит в апсиде** Богоматерь,

Сияют ассисты*** на платье;

Искусство, доблестная сила,

Нас всех на время примирило.

2013

__________

* Златни́к — первая древнерусская золотая монета, находившаяся в обращении в Киевском княжестве в X–XI вв.

** Апси́да — выступ в восточной части храма, чаще всего полукруглый или многогранный в плане, имеющий собственное перекрытие; внутреннее пространство апсиды составляет часть алтаря.

*** А́ссисты — в иконописи штрихи из сусального золота или серебра на складках одежд Богородицы, Христа, ангелов, святых, на престолах, куполах; символизируют присутствие Божественного света.

© 2016 Московская организация литераторов Союза литераторов РФ