ПОЭЗИЯ

Иосиф Рабинович

 

ЧУКОТСКАЯ ТЕТРАДЬ

ВЕНЕРА ЧУКОТСКАЯ

 

По главной улице Чукотки,

По гололёду на буграх

Идёт раскосая красотка

На лёгких тонких каблучках,

Она идёт легко и споро,

Стройна, как древнее копьё,

И томным запахом Диора

Так сладко веет от неё.

Идёт без всякой показухи,

Всё просто так – не на показ,

Но влажным взором оленухи

Глядит кокетливо на вас.

Её изящество от Бога,

Манящих прелестей не счесть,

Я знаю, что таких немного,

Но уже чудно то, что есть!

А может, много и не надо,

Богини – далеко не все,

И всё гляжу я жадным взглядом

Вослед невиданной красе!

 

ПИСЬМО С СЕВЕРА

 

                               Марине Левиной

 

Не на Кубе и не на Гавайях,

А в далёком солнечном  Анадыре

Под солёную китову шкуру

Мы сидим, в рюмашки подливая,

Думая, а надо ли, а надо ли?

Как бы не набраться, братцы, сдуру!

На треть круга убежали стрелки,

И пустеет тара на столе,

Потому-то кажется всё мелким,

Что осталось на Большой земле…

Ты сейчас, возможно, на Мальдивах,

В свете солнцеяростного дня,

Бронзовая дива и не диво,

Что забудешь грешного меня!

Ну а я, подняв впоследни кружку,

С этой самой дальней долготы

Выпью за тебя, моя подружка:

Где ты нынче, с кем флиртуешь ты?

 

ПО КРУГУ

 

В какой-то горячечной спешке,

По замкнутому кольцу,

По кругу бегут олешки

К логическому концу!

Из бешеной круговерти

Есть выход, и в нём беда:

Откроют ворота смерти

И стадо метнётся туда!

И всё – пропадай, бедняги:

В финале – безжалостный нож,

Ах, как же был вкусен ягель,

И день полярный пригож….

А мы в круговерти событий

Не в силах передохнуть

Всё ждём каких-то наитий,

Всё ищем правильный путь.

Томимся проблемой выбора,

Оленьей поев колбасы,

Но время идти на выборы

Показывают часы!

И по оленьи кротко,

За вящую благодать

Бежит по кругу Чукотка,

Чтоб первой голосовать…

 

ЧУКОТСКАЯ ОТТЕПЕЛЬ

 

Чёрный день, как за белые летние ночи расплата,

Свет уходит немыслимо грустно и траурно рано,

Серый полог тумана вползает как грязная вата,

Дует ветер гриппозный с простуженных вод океана.

Вот уж нынче зима на Чукотке! Всё кажется странным:

Где морозы под сорок, где сполохи дивных сияний,

Где пурга, что над тундрою воет как зверь?

Улыбаются местные: всё ещё будет, поверь,

Улетишь ты, а мы зимовать тогда станем,

Когда снега в пургу наметает по самую дверь.

А сиянья? Сияния, что ж, дорогой,

Это, блин, не реклама тебе на Тверской,

Тут рубильник у Бога, - до неба никак не достанем!

 

КАРЛИКИ

 

Микроивы и микроберёзы

Перетерпят любые морозы,

Потому как растут у земли,

Чтоб под снегом укрыться могли.

А в полярное краткое лето

Пашут карлики до рассвета,

И с завидным упрямым стараньем

Добывают себе пропитанье –

Хоть и деревце невеличка,

Есть и пить – всё та же привычка!

И из тощей тундровой почвы

Добывается трудно очень.

А вот наши берёзы и ивы

Так жеманны и томно ленивы,

Что прошедшею странной зимой

Поломало их, Боже  ж ты мой…

Ах, как надо бы с почвою слиться,

Как корнями-руками сцепиться

И уже никакая беда,

Не сумеет свалить нас тогда…

Всё мечтаю, курю, размышляю,

В облаках, воспарив, пребываю,

А, быть может, беда за окном

И готова залезть ко мне в дом?

 

ИДЁТ ОХОТА НА КИТОВ...

 

Кита нам чукчи завалили,

Он им был нужен для еды,

Но их охотничьи труды

Туристов деньги дополняли,

Но может их и не платили,

Хотя надёжно обещали,

А растащили кто куды.

Но ведь туризм – отнюдь не зло,

А есть отменно и зело!

Так шёл с китом неравный бой,

Свинцом беднягу угощали,

Кричали женщины «Ой, ой!!»

И от восторга обмирали

За мощной снайперской спиной!

Вот кит добыт, то бишь убит,

Имеет очень мирный вид,

И ловким палубным матросом

За хвост прихвачен толстым тросом

И на берег доставлен он,

Лежит, огромен будто слон.

Хотя слону тому куда там

Пред этим чудищем усатым!

Уж собирается народ,

И главный гарпунёр берёт

Такой секач, что им бы впору

Рубить башку лихому вору,

Но им разделали кита

От головы и до хвоста.

Лежит до косточек ободран,

Таскают чукчи мясо в вёдрах,

Оставив лучшего филея,

Чтобы туристам веселее,

Адреналинистей жилось

И слаще елось и пилось…

Уже и тундра стала тесной,

Зверью подвинуться пора -

И мы на пластиковых креслах

Сидим с гитарой у костра:

Какая мощная натура,

Какой джеклондоновский вид,

На нержавеющих шампурах

Шипит для нас убитый кит.

А мы, красавцы и красотки,

Поём – какая красота! -

Про южный берег той Чукотки,

Где жрём мы этого кита…

Светя сквозь призрачные дали,

Глядели звёзды на балдёж,

А чукчи где-то водку жрали

И мясом наслаждались тож!

Так чукчи, что же с них возьмёшь?

А мы то что, ядрена вошь?

© 2016 Московская организация литераторов Союза литераторов РФ