ПУБЛИЦИСТИКА

100 лет с начала I Мировой войны

 

Ольга Соколовская, д. ист. н., ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН

 

КАПИТАН М.Ю. ГАРШИН – СЕКРЕТАРЬ ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВА КОРОЛЕВЫ ЭЛЛИНОВ

 

     В личном фонде Ольги Константиновны Романовой в Государственном архиве Российской Федерации хранятся многочисленные письма капитана 1-го ранга М.Ю. Гаршина за 1914-1917 гг. Что связывало эти имена? Почему так бережно хранились письма Гаршина?

     Урожденная великая княжна Ольга Константиновна (1851–1926), внучка императора Николая 1 уже в 16 лет стала королевой эллинов и женой молодого греческого короля Георга 1 (1845-1913). В течение полувека живя в Греции, она оставалась горячей русской патриоткой и особенно тепло относилась к русским морякам, которые в те годы часто посещали Грецию и были той ниточкой, которая связывала ее с Россией. М.Ю. Гаршин позже напишет, что «ее лучшие друзья были моряки, а к матросам она относилась как мать, ивсю жизнь заботилась о них, горячо принимая к сердцу их радости и горести». Судьба самого М. Гаршина также яркое тому подтверждение.

     В Русском госпитале в Пирее, построенном королевой в 1902 г., принимали на лечение раненых в русско-японскую войну моряков и в 1905 г. среди них оказался тяжело и неоднократно раненый в голову мичман Гаршин.

     Михаил Юрьевич (Георгиевич) Гаршин родился 23 сентября 1882 года, происходил из семьи потомственных дворян Харьковской губернии, был воспитанником Морского кадетского корпуса, который окончил в 1903 г., т.е. накануне Русско-японской войны, на которой и получил свое боевое крещение. Так, 19 апреля 1904 г., находясь на сигнальном катере с эскадренного броненосца «Севастополь», он участвовал в сражении с японскими заградителями в Порт-Артуре. С 10-по 23 мая Гаршин оказался на передовых позициях Порт-Артура, а 13 мая после боя при Цзын-Чжоу участвовал в охране флангов отступавших русских войск. 10 июня 1904 г., находясь на «Севастополе», Гаршин участвовал в ночном бою с неприятельскими миноносцами, и при взрыве мины под эскадренным броненосцем получил осколочные ранения в голову. «За храбрость, проявленную в сражениях», он был награжден орденом Святой Анны 4-й степени и другими наградами. Оказавшись в Русском госпитале в Пирее, юный мичман попал под нежное и чуткое покровительство греческой королевы, восхищавшейся подвигами «порт-артурцев». Ольга Константиновна горячо привязалась к молодому Гаршину, который на всю оставшуюся жизнь стал для нее еще одним сыном. О «маленьком Гаршине» Ольга сообщала брату – великому князю Константину Константиновичу в каждом письме в течение нескольких лет. «Подумай, – писала она, – его так искалечили в Порт-Артуре за нас, сидящих дома, за нашу беззаветно любимую общую родину. Он для меня святыня и что-то такое удивительно близкое, родное». После операций на голове, которые Гаршину были сделаны в Афинах в ее присутствии, Ольга каждый день дважды навещала его, часто беря с собой младшего сына Христофора. Гаршин рассказывал о войне и учебе в морском кадетском корпусе… Христо болтал с ранеными офицерами и Гаршиным по-русски. В июне 1906 г. М.Ю. Гаршин отправился обратно в Россию и был определен на службу на миноносец № 212. Затем некоторое время служил на канонерской лодке «Кореец» под командованием капитана 2-го ранга Римского-Корсакова; службу свою нес с честью до 1908 г., когда его здоровье сильно ухудшилось, и он был переведен во второй гвардейский ее величества Ольги Константиновны экипаж. Ольга Константиновна переживала за Гаршина, к которому привязалась всей душой, и через три года после их знакомства выхлопотала ему должность ее личного секретаря (штабс-офицера Морского министерства), к великому неудовольствию греческого короля, который считал, что нельзя помогать всем несчастным. Сам Гаршин был также чрезвычайно привязан к королеве, которая, по его собственному признанию, заменила ему рано умершую мать. Вскоре М.Ю. Гаршин женился на дочери статского советника баронессе Люции-Эвелин Елене Лотаровне фон-дер Ропп, лютеранского вероисповедания. Греческая королева крестила двух его сыновей: Юрия – 14 мая 1912-го и Кирилла – 29 ноября 1913-го годов рождения.

     После трагического убийства короля Георга 1 в 1913 г., вдовствующая королева предпочитала не жить в Афинах и часто гостила у родственников. Особенно ее тянуло в Россию к брату, куда она попала за два дня до начала Первой мировой войны и оставалась там до 1918 года, пережив трагедию крушения императорской России. Гаршин станет ее самым преданным

     помощником, оказывая ей неоценимую помощь в различных благотворительных начинаниях и ее личных делах в эти годы. Ольга, стремясь быть ближе к брату Константину, потерявшему в самом начале войны любимого сына Олега, приняла решение остаться в России, о чем сообщала Гаршину в действующую армию, куда он с трудом уговорил королеву отпустить его, и где он работал уполномоченным Красного Креста. Ольга Константиновна с большим интересом читала письма М.Гаршина с фронта, но вскоре Гаршин был вновь ранен и отправлен на лечение. В июле 1915 года после смерти брата Ольга Константиновна переехала в Павловск, где активно занялась устройством «Лазарета №4 и Приюта для раненых и ампутированных воинов имени великого князя Константина Константиновича», которые стали ее главным делом до конца 1917 года. Из Павловска она писала Гаршину: «Я добросовестно провожу время ежедневно в лазарете, перевязываю, держу руки и ноги и бедную раненую голову во время перевязки врачом: страшно люблю это дело и мне так отрадно сознавать, что и я делаю одну миллионную частицу общего русского женского дела». Гаршин, вернувшись после удачной операции и полного выздоровления в Петроград, горячо взялся помогать Ольге Константиновне в деятельности лазарета и приюта, направлял больных в лазарет Ольги Константиновны, вникал во все детали с пристрастием. Здоровье Гаршина в эти годы сильно пошатнулось, особенно расшатаны были нервы – сказывалось ранение в голову в Порт-Артуре. Мучили головные боли, развивалась неврастения. Да и условия жизни секретаря королевы становились все труднее. Королева видела, как мучается Гаршин, и летом всегда давала ему возможность передохнуть на природе с семьей. Хотя и туда шли письма королевы с заданиями и просьбами. Все эти годы королева Ольга занималась не только госпитальной, но и другой благотворительной деятельностью: она не пропускала случая, чтобы помочь нуждавшимся людям, и количество отправленных ею (не без помощи Гаршина) писем в различные инстанции поражает воображение. Гаршин за годы войны получил чин капитана 1-го ранга, был пожалован медалями и орденами, в том числе сербским орденом. Он был председателем Российского нумизматического общества.

     Февральскую революцию 1917 года вдовствующая греческая королева Ольга встретила довольно спокойно, что объяснялось ее глубокой верой в Бога, в благоразумие русского народа и ставшей необходимостью работой в лазарете. За неделю до революции Ольга Константиновна вступила в «Общину сестер милосердия Российского Красного Креста Святой Евгении», что вскоре спасло ей жизнь. Нужда и голод, которые Ольга испытала в Петрограде, оставшись одна после ареста всех «Константиновичей», не сломили ее. «Все это пройдет, как проходили и другие тяжкие испытания, – подбадривала она Гаршина, тяжело переживавшего перемены, – и Россия выйдет из них возрожденной и закаленной. И кто знает, может быть, Господь помилует нашу родную землю из-за нескольких праведников, которых мы не знаем, а Он знает…».

     В мае 1918 года после долгих хлопот ее бывшего секретаря Гаршина и многих других людей, уважавших и любивших ее, вдовствующей королеве эллинов удалось выехать из России с датским поездом Красного Креста, увозившим военнопленных в Швейцарию. Несколько лет она прожила в Западной Европе, а затем ненадолго вернулась в Грецию, где в течение месяца даже правила страной как «королева-мать и правительница», а затем пережила падение греческого королевского дома. Свой нелегкий 75-летний жизненный путь она закончила летом 1926 г. в Риме на вилле своего младшего сына Христо, окруженная сотнями фотографий и писем родных и друзей-моряков.

     Капитану Гаршину также удалось покинуть Россию в 1918 году и некоторое время с 1920 по 1922 годы он вновь проживал в Греции, где управлял Русским госпиталем в Пирее, о чем есть воспоминания русских моряков-эмигрантов. Затем семья Гаршина, видимо, перебралась в Прагу, а после начала второй мировой войны – в Тунис, где была большая русская колония. По одним сведениям М.Ю. Гаршин скончался в 1943 году и похоронен на русском кладбище в Тунисе.

     Несмотря на тяжелую судьбу русского эмигранта, он не забудет греческой королевы, бережно сохранит все ее письма к нему, и спустя двадцать лет опубликует в 1937 г. в Праге в журнале «Русская морская зарубежная библиотека» два небольших очерка «о королеве-страдалице».

     Греческую королеву Ольгу Константиновну и русского морского офицера М.Ю. Гаршина, прежде всего, объединяла горячая любовь к России, о которой они никогда не забывали. Гаршин написал в годы второй мировой войны книгу «Русские знаки отличия за храбрость, войны и походы», которая хранится в рукописном отделе Российской государственной библиотеки в Москве. Рукою капитана 1-го ранга М.Ю. Гаршина на титульном листе сделана надпись: «Посвящается моей Великой Родине – России. 26 ХI.1946 года». Значит, он не умер в 1943 году и дожил до блистательной победы над фашизмом!

     В общей сложности, переписка королевы с Гаршиным продолжалась около 20 лет, т.е. с 1906-го по 1926-ой годы. Ольга Константиновна всегда бережно хранила письма Гаршина, аккуратно помечая в уголке каждого своим крупным почерком, когда и где оно было ею получено. Где-то эти письма сейчас? Как в действительности сложилась судьба русского морского офицера М.Ю. Гаршина, его жены и детей? Как хотелось бы узнать об этом!

© 2016 Московская организация литераторов Союза литераторов РФ